Журнал "HAPPY": ЧЕГО ХОТЯТ ЖЕНЩИНЫ. Интервью с пластическим хирургом Николаем Александровичем Голубковым.

О последних достижениях в области пластической хирургии, об идеальном сценарии сохранения молодости и о том, что делает женщину по-настоящему счастливой, главный редактор HAPPY Марина Архипова поговорила со специалистом в области омолаживающей пластики Центра косметологии и пластической хирургии Николаем Голубковым.

– НИКОЛАЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ, ВЫ ЧЛЕН САМЫХ ПРЕСТИЖНЫХ МЕЖДУНАРОДНЫХ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ СООБЩЕСТВ ПЛАСТИЧЕСКИХ И ЭСТЕТИЧЕСКИХ ХИРУРГОВ, ВРАЧ ВЫСШЕЙ КАТЕГОРИИ С 30-ЛЕТНИМ ОПЫТОМ РАБОТЫ. ВАШИ ПАЦИЕНТЫ И ЗВЕЗДЫ, И РЯДОВЫЕ ГРАЖДАНЕ. РАССКАЖИТЕ, КАК С ТЕЧЕНИЕМ ВРЕМЕНИ ИЗМЕНИЛИСЬ ЗАПРОСЫ ПАЦИЕНТОВ, И ИЗМЕНИЛИСЬ ЛИ ОНИ? 

– Как и прежде, в большинстве своем, люди хотят оставаться молодыми, прекрасно себя чувствовать и быть счастливыми.  Изменились методы достижения этой цели, сдвинулся возрастной ценз обращения к пластической хирургии именно в целях омоложения. Раньше считалось, что пластическая хирургия  предназначена для людей зрелого возраста. Сейчас появились технологии, способные помочь молодым пациентам, имеющим претензии к своей внешности. Кто эти пациенты? Это женщины и мужчины, которые, глядя в зеркало, видят по-прежнему молодое лицо, но, увы, уже не такое, что было в 25-30 лет. Они понимают, что время необратимо, что гравитация, экология и собственная мимика  неизбежно приводят к старению. Они замечают происходящие изменения и не готовы с этим мириться. В итоге к определенному возрасту – и это абсолютно нормально – они не вполне довольны своей внешностью. 

– О КАКОМ ВОЗРАСТЕ ИДЕТ РЕЧЬ?

– Чаще всего такие наблюдения начинают тревожить 35–37-летних. 

– ЧТО ВЫЗЫВАЕТ НЕДОВОЛЬСТВО – ПЕРВЫЕ ЗАМЕТНЫЕ МОРЩИНЫ, УСТАВШИЙ ВИД, ТУСКЛЫЙ ЦВЕТ ЛИЦА?

– Конечно, к этому времени начинают увеличиваться морщинки, которые могут уже проявляться даже без мимики. Но дело даже не в них или не только в них. Чаще всего возрастные изменения появляются в средней зоне лица и области лба. Уже наблюдается небольшое, но все же опущение бровей. Изменяется их форма. Возникают избытки верхних и нижних век. Немного опускаются уголки глаз. Заметьте, все процессы – это опущение. Кроме того, формируются или усиливаются круги под глазами, они становятся более темными, более контрастными. Возникает так называемый симптом очков. А это первый признак «потерянной юности». Скуловые зоны (или малярные, как они называются в хирургии) начинают уплощаться, опускаться книзу, меняют свою форму. Усиливаются носогубные складки. Ткани лица в центре утяжеляются, что приводит к опущению уголков рта, возникновению складочек и «брылей». В итоге, будучи еще молодыми, мы теряем былую юность. Впрочем, окружающие редко замечают происходящие с вами постепенные изменения, потому что внимательны к своей внешности и невнимательны к другим.

– ЛЮДИ, КОТОРЫЕ СЛЕДЯТ ЗА СОБОЙ И ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ОТМЕЧАЮТ ВОЗРАСТНЫЕ ТРАНСФОРМАЦИИ, В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ, НА МОЙ ВЗГЛЯД, ПРИБЕГНУТ К ПОМОЩИ КОСМЕТОЛОГОВ. ИЛИ Я ОШИБАЮСЬ?

– Безусловно. Редко кто сразу пойдет к пластическому хирургу. Прежде всего идут, конечно, к косметологу.  И это замечательно, потому что профессиональные косметологи, специалисты высокого уровня, обладают колоссальными возможностями.  Но не безграничными. Косметология способна улучшить состояние тканей: есть множество процедур, позволяющих это сделать. Но она практически не может гармонично, эффективно и надолго вернуть на место опустившиеся подкожные ткани. Многие косметологи вступят со мной в полемику. «Посмотрите на результаты, которых я добиваюсь нитями», – скажет кто-то из них. И я отвечу: да, есть некоторый эффект свежести лица, его можно увидеть. Но только для меня, как для хирурга, это - не результат. В моем понимании эффективность результата – это иное, нечто  более значимое и долговременное. Никакая косметологическая манипуляция не позволит получить истинную юность лица, как, например,эндоскопический лифтинг

 А вообще, мы, хирурги, работаем с косметологами в одной упряжке. И от того, как взаимодействуют косметолог, пластический хирург,  а также эндокринолог и гинеколог, во многом зависит то, как вы выглядите, и то, как вы себя чувствуете.

– РАССКАЖИТЕ, ПОЖАЛУЙСТА, ПОДРОБНЕЕ ОБ ЭНДОСКОПИЧЕСКОМ ЛИФТИНГЕ. ЧТО ЭТО ЗА ТЕХНОЛОГИЯ? В ЧЕМ ЕГО ПРЕИМУЩЕСТВА ПО СРАВНЕНИЮ С ДРУГИМИ ОПЕРАЦИЯМИ?  

Эндоскопический лифтинг лица – операция, которая появилась в пластической хирургии относительно недавно и сразу произвела революцию.  В настоящее время эта операция считается одной из самых эффективных для омоложения лица. 

– КАКИЕ ОСНОВНЫЕ ЦЕЛИ ПРЕСЛЕДУЕТ ТАКАЯ ОПЕРАЦИЯ? 

– Первая и основная цель – возвращение юности лицу.  Многие пациенты, придя на прием, просят подправить ту или иную зону, и чаще всего - сделать пластику век. Я всегда напоминаю им, что возраст читается прежде всего по центру лица. Изменив две–три точки, мы получим довольно странный гибрид между прошлым и настоящим. Человека неопределенного возраста. А приводя в порядок центр лица, возвращая ткани на место, можно добиться совсем иного результата. В этом сила эндоскопии. Она работает и эффективна именно здесь и только здесь. Она, к примеру, не может быть эффективна в боковых отделах лица, где опускаются щеки, где нарушается овал или есть проблема шеи. В этих зонах применяется технология SMAS-лифтинга

– КАК ПАЦИЕНТУ ПОНЯТЬ, ЧТО ЕМУ УЖЕ НЕ ОБОЙТИСЬ СИЛАМИ ОДНОЙ ТОЛЬКО КОСМЕТОЛОГИИ?

Косметология – выбор для получения быстрой помощи без большой крови и трудного послеоперационного периода. Только надо понимать и задавать себе вопрос: «Что я хочу получить? Чем я недоволен? От чего я страдаю психологически?» Поймите, люди довольно эмоциональны, в особенности женщины. Заметив первые изменения, они начинают очень придирчивый анализ. Наблюдая прогрессию изменений, испытывают если не панику, то огорчение. Когда человек перестает чувствовать себя гармонично,тогда и возникает первое намерение обратиться к пластическому хирургу. 

С этапа осознания проблемы до момента обращения за помощью может пройти достаточно много времени. Чаще всего оптимальный момент упускают, приходят, когда возникают претензии и к боковым отделам лица, и к овалу, и к шее. Тут одной эндоскопией уже не обойтись.  На этом этапе методы хирургии комбинируются: для центра лица применяется эндоскопический лифтинг;  чтобы поднять глубокие ткани в боковых отделах лица и в области шеи, убрать лишнюю кожу - применяется SMAS-лифтинг, предполагающий разрезы за ухом.

– НАСКОЛЬКО Я НАСЛЫШАНА, ТАКОЕ КОМБИНИРОВАНИЕ ДВУХ ТЕХНОЛОГИЙ В ОДНОЙ ОМОЛАЖИВАЮЩЕЙ ПЛАСТИКЕ – ВАШЕ KNOW HOW, ВЕРНО?

– Я действительно долгие годы владею этими методиками, и эти знания были получены  через опыт достижения или недостижения  максимально эффективного результата, так как, в конечном итоге, хирург всегда оценивает результат по той картине, которую он воочию  видит.


– ЕСТЬ ЛИ РИСК УПУСТИТЬ МОМЕНТ, КОГДА СЛЕДУЕТ ОБРАТИТЬСЯ К ХИРУРГУ?

– Есть запоздалый приход, но как такового позднего – нет. В любом случае можно подобрать методы, которые помогут добиться определенных результатов. Позднее обращение бывает только в случае, когда пациентка становится уже не женщиной с точки зрения женского начала, а «бабушкой». Бабушкой в голове. Тогда уже поздно что-либо делать. Прежде всего, ей это уже не надо. Она по инерции может говорить об операции на лице, что было бы неплохо сделать то или это. Но лучше сделать только санирующие операции – например, облегчить тяжелые веки. У этой пациентки нет задачи вернуться в молодость, потому что она уже приняла свое старение. 

– КАКОВ ИДЕАЛЬНЫЙ СЦЕНАРИЙ ПОЭТАПНОГО ОБРАЩЕНИЯ К ПЛАСТИЧЕСКОМУ ХИРУРГУ?

– Лучше, когда происходит так: с 30 до 40 лет пациентка может подправить какие-то небольшие недостатки, если таковые имеются, конечно. Например, ей не нравятся тяжеловатые от природы веки. Мы их исправляем, и эта и без того молодая женщина остается такой же юной, но без недостатков. Время идет, в 40 она начинает испытывать дискомфорт от того, что опустились брови и уголки глаз, обозначились круги под глазами, носогубные складки, уголки рта, лицо как будто «поплыло». Но шея и овал лица еще не подверглись изменениям. Значит, пришло время эндоскопической пластики. Потому что на данном этапе единственная проблема – центр лица. Мы делаем эндоскопию, и пациентка снова возвращается в свою юность. Операция сделана вовремя, поэтому незаметна для окружающих. Проходит еще 10 лет. Ей 50. Она замечает, что опускаются щеки и овал лица, возникают проблемы на шее. И тогда мы делаем открытый SMAS-лифтинг, то есть работаем в той зоне, которую не трогали. И пациентка опять возвращается к своему 30-летию. Это не фантастика, а реальность. Но для этого нужно очень внимательно и осмысленно заботиться о своей внешности.

– ЕСТЬ ЛИ КАКИЕ-ТО ОГРАНИЧЕНИЯ ДЛЯ ТАКОГО РАЗВИТИЯ СОБЫТИЙ: НАПРИМЕР, БОЛЬШОЕ КОЛИЧЕСТВО КОСМЕТОЛОГИЧЕСКИХ МАНИПУЛЯЦИЙ, КОТОРЫЕ БЫЛИ ПРОВЕДЕНЫ РАНЕЕ? ТЕ ЖЕ НИТИ… 

– Нет. Каждая вторая пациентка приходит после нитей или с нитями, которые бывают разными: агрессивными или менее агрессивными. Когда делается эндоскопия лица, работа идет в тех слоях, куда косметологи не проникают. 

– СУЩЕСТВУЕТ МНЕНИЕ, ЧТО ЭНДОСКОПИЧЕСКАЯ ОПЕРАЦИЯ МЕНЕЕ ТРАВМАТИЧНА. ТАК ЛИ ЭТО?

– Нет, не совсем так. Работа затрагивает максимально глубокие слои. И когда мы освобождаем маску, то мы должны ее поднять и закрепить в том же положении, где ткани были в юности. Причем мы не просто натягиваем кожу, как при круговой ритидэктомии (это прошлый век), мы возвращаем на место все ткани. Только этим способом и возвращается юность. Ничем иным. Банальное действие: подними, закрепи – и ты победил. 

– КАК ДОЛГО ДЛИТСЯ ПЕРИОД РЕАБИЛИТАЦИИ?

Эндоскопическая пластика глубокая, синяки, как правило, небольшие, и концентрируются они вокруг глаз – это основная точка приложения. Темные очки в первый месяц или полупрозрачные после первого месяца закрывают эти следы вмешательства, и можно появляться на людях. Отеки держатся дольше, не меньше месяца. Однако многие пациенты уже видят главное - этот особый эффект эндоскопии, эффект более юного лица. Но, итоговый результат проявляется, конечно, когда все ткани полностью «усядутся», а это происходит позже. 


– ЕСТЬ ЛИ КАКИЕ-ТО ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ? 

– Общее состояние здоровья,безусловно. Но противопоказание самое главное –  отсутствие осмысленной мотивации, непринятие изменений, непонимание необходимого этапа восстановительного периода.

– КАК УВИДЕТЬ, ЧТО ВЫ С ХИРУРГОМ ПОНЯЛИ ДРУГ ДРУГА?

– Знаете, хотя пациенты крайне  придирчивы к себе, они одновременно и более гуманны, могут довольствоваться малым. Отсюда довольство косметологией или небольшой операцией на лице, в то время как требуются уже гораздо более серьезные вмешательства. Я перфекционист, поэтому мне сложно остаться удовлетворенным, если я вижу, что можно сделать еще лучше. 

– КОНЕЧНО, ПЛАСТИЧЕСКИЙ ХИРУРГ ДОЛЖЕН БЫТЬ ЭСТЕТОМ, НО ОБЯЗАН ЛИ ОН БЫТЬ ПЕРФЕКЦИОНИСТОМ?

– Да, обязан. К сожалению или к счастью. Если он профессионален. 

– Когда к вам на прием приходит пациентка с просьбой исправить какую-то одну область лица, а вы видите, что для хорошего результата решать надо гораздо больше задач, вы откровенно говорите о своих соображениях? Не боитесь ли вы стереотипа, присущего клиентам платной медицины, о навязывании докторами лишних услуг?

– Так бывает, чаще всего, когда доктор и пациент не смогли понять друг друга. А это крайне важно для удачного взаимодействия. Но я могу вам сказать, что в большинстве случаев пациенты приходят с минимальными задачами. Единицы имеют оформленное понимание того, что в действительности требуется. Я даю пациенту полную информацию, даже если потом на интернет-форумах появляются комментарии в ключе этого стереотипа. Но если компетентный профессионал не скажет, что и как правильнее делать – откуда пациент сможет получит это знание? А уж как распорядиться полученным – выбор пациента.

– ЧАСТО ПАЦИЕНТЫ, ПОЛУЧАЯ РЕЗУЛЬТАТ, УМАЛЧИВАЮТ О ТОМ, ЧТО ПРИБЕГАЛИ К УСЛУГАМ ПЛАСТИЧЕСКОГО ХИРУРГА. РАССТРАИВАЕТ ЛИ ВАС ЭТО КАК СПЕЦИАЛИСТА, КАК ЧЕЛОВЕКА? 

– Нет, не расстраивает. Скрывает большинство. Это совершенно нормально. И хорошо: значит, результаты вмешательства выглядят естественно. Но информация о хорошем враче передается из уст в уста. 

– КАКОВЫ ПРИЗНАКИ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ КОМПЕТЕНЦИИ ДОКТОРА, КРОМЕ РЕГАЛИЙ И РЕКОМЕНДАЦИЙ ПАЦИЕНТОВ? ЕСТЬ ЛИ КАЧЕСТВА, КОТОРЫМИ ОН ОБЯЗАН ОБЛАДАТЬ?

– Помимо профессиональных навыков, хороший врач просто обязан быть психологом. Поймите, мы никогда не делаем просто операцию. Мы оперируем голову пациента. Именно голова заставляет человека страдать. И именно голова позволяет излечиться, быть счастливой и радоваться жизни. Поэтому, когда пациенты получают результат, который их самих восторженно изумляет, они становятся по-настоящему молоды.

– ЕСТЬ ЛИ КАКИЕ-ТО ОСОБЕННОСТИ РАБОТЫ С ЖЕНЩИНАМИ?

– Прежде всего, нужно уметь чувствовать, как женщина. Я каждодневно этому учусь. В женщине есть особая струна: не понимая этого, невозможно сделать то, чего пациентка хочет, от чего она будет счастлива. Мы, мужчины, эмоционально гораздо беднее, и зачастую не можем почувствовать эту струну. Мужчины, например, нередко искренне не понимают, для чего жене нужна операция. Их все устраивает, все нравится, а вот женщина собой недовольна: она чувствует, что уже не та, какой была. Это способно породить дискомфорт сперва в ее, а затем и в их совместной жизни. 

Недавно я оперировал собственную жену, хотя она младше меня на 10 лет и меня действительно все в ней устраивало и устраивает. Но я ее оперировал. По одной простой причине: я понимаю, что чувствует женщина. Я знаю, что, когда она получит этот «внешний» результат, она будет чувствовать себя по-другому везде: на работе и в семье. Это сделает ее счастливой.

ИСТОЧНИК: HAPPY, № (108) 9/2017.




Отзывы